Ипотека под 3% – это точно не халява. Руслан Калинин о жилье для переселенцев, лотерее и госполитике

Ипотека под 3% – это точно не халява. Руслан Калинин о жилье для переселенцев, лотерее и госполитике

Руслану Калинину 36 лет, он переселенец из Донецка. В свое время окончил Донецкий национальный технический университет по специальности «Энергоснабжение городов и предприятий», после учебы работал по специальности. В мае 2014 года с женой переехал в Киев – и в родной город больше и не возвращался.

Туда, считает, путь заказан, ведь занимался политической деятельностью, был членом партии «УДАР». Года полтора после переезда в столицу еще состоял в партии, был помощником народного депутата. Особых сбережений не было, поэтому полгода пришлось ютиться в двухкомнатной квартире со знакомыми-переселенцами. А когда с супругой нашли работу, то съехали в отдельное арендованное жилье.

Журналистка Свои Анна Курцановская встретилась с Русланом в киевском офисе Ассоциации переселенцев. В этом интервью Калинин рассказал, почему немецкие деньги для переселенцев чуть было не «перекочевали» из Украины в другую страну, почему заявителям не стоит рассчитывать на «халяву» в этой новой ипотечной программе и как в профильном министерстве занимаются проблемами жилья для ВПО.

«Доноры сами искали встреч и хотели увидеть посыл министерства»

Как возникла Ассоциация переселенцев и в чем состоит ваша работа здесь?

Общественной деятельностью начал заниматься с 2016-го года. Можно было бы и раньше, но чисто физически не было на это времени. Это же, зачастую, волонтерство. А мне нужно было придумать, как зарабатывать деньги на жизнь. Я написал пост в Фейсбуке с призывом к переселенцам объединятся для решения общих проблем с жильем и не только. Переселенцы откликнулись, на встречу пришли люди, 80% из которых я вообще не знал.

Мы начали работать в разных направлениях, в свободное от основной деятельности время. Основное, конечно же, жилье

И мы зарегистрировали общественную организацию «Всеукраинская ассоциация переселенцев». Тогда же возникла идея электронного реестра переселенцев. Такой реестр я увидел в Грузии и понял, что это фундамент для решения проблем переселенцев с востока. Также тесно сотрудничали с Центром занятости по работе и обучению для переселенцев, организовали поездку для предпринимателей в Польшу для обмена опытом и поддержки бизнеса, ездили еще несколько раз туда же на предпринимательские форумы.

Примерно в это же время появилась программа «Доступное жилье», ее реализовывали Министерство регионального развития и Держмолодьжитло. Активисты Ассоциации принимали участие в рабочей группе. Естественно, занимались информационной деятельностью, рассказывали переселенцам о жилищных программах.

Мы также сделали акцент на участии переселенцев в выборах. Я был одним из соавторов законопроекта, который давал им права голоса. Помогали переселенцам с Пенсионным фондом Украины и Министерством социальной политики. На тот момент я уже был советником вице-премьера Павла Розенко на общественных началах. Было немного легче общаться с чиновниками после того, как появился хоть какой-то минимальный статус. К сожалению, вся работа была в режиме «гашения пожаров». У кого-то проблемы с пенсионными выплатами, я звоню в ПФУ, там поднимают дело, выясняем, в чем проблема и в итоге помогаем. Зачастую, наверное, на 99% это было успешно.

Вы недолгое время проработали в профильном Министерстве. Почему так случилось?

Осенью 2019-го Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц и по делам ветеранов объединили в единое ведомство. Новому министру Оксане Коляде я предложил свои наработки по проблемам переселенцев. И мы договорились, что я приду уже в новое министерство советником. Поработав несколько месяцев на этой должности, в конце года меня назначили заместителем министра именно по вопросам переселенцев. Полноценно удалось проработать месяца три – в феврале 2020-го уволили весь Кабмин.

Какие задачи вы поставили перед собой, придя в министерство?

Их было три. Первая задача – разработать и запустить новые жилищные программы. Вторая – пролоббировать изменения в бюджете, чтобы дофинансировать те жилищные программы, которые уже работают. И третья задача – это работа с донорами, то есть активно просить деньги на реализацию жилищных программ.

По моему мнению, команда отработала по всем пунктам достаточно успешно. Опять же, не забывайте, что на реализацию у нас было очень мало времени

Что удалось реализовать?

Мы запустили совместно с Минрегионом и Держмолодьжитло пилотный проект «Ипотека под 3%». Мы не только придумали этот проект, мы добились изменения в бюджете и выделения 200 миллионов гривен. 198 семей воспользовались программой, из них 98 семей переселенцев. В следующем, 2020 году, еще семь семей приобрели в кредит жилье за счет возвратных средств. И так будет продолжаться фактически 20 лет.

Программу «Доступное жилье» дофинансировали в 2019 году на рекордную сумму – 400 млн гривен. Для сравнения, в 2017 году на программу выделили 30 млн., в 2018 – 100 млн. К сожалению, в 2020 и 2021 годам – по нулям.

За этот короткий период у меня практически ежедневно было по две-три встречи. Доноры сами искали встреч, они хотели увидеть посыл министерства. Было сначала одно руководство, потом оно поменялось, изменились немного и функции ведомства. Донорам нужно знать, на что будет делать акцент новое министерство.

На встречах со всеми – с небольшими и крупными донорами – говорил всегда одно и тоже: «У нас основная проблема – это отсутствие жилья»

Рассказывал о видении решения данного вопроса, о концепции программ и прочем. А также о нашем намерении создать раду доноров. Чтобы было все прозрачно и все доноры могли видеть, куда тратятся их деньги. Понимаете, только когда доноры увидят прозрачный механизм, работающую программу и смогут сами контролировать перемещение денег, только тогда они будут готовы помогать.

Как работает «Ипотека под 3%»

Кажется, еще в 2016 году прошла информация о том, что правительство Германии готово выделить деньги на жилье для переселенцев.

Действительно, так и было. Эту информация озвучил тогдашний министр Вадим Черныш (с апреля 2016 года по август 2019 года занимал должность министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц – Свои). Но почему-то программа так и не заработала. Помню, что на второй или третий день моей работы в министерстве у меня состоялась встреча с дипломатами из посольства Германии. Знал, что это ключевой донор и партнер. Я с ними общался ранее как общественник. Встречался с представителями Немецкого банка KWF, Немецкого агентства развития GIZ.

В 2016-м немецкие партнерысказали, что они готовы выделить безвозвратный грант 72 миллиона евро. Этот грант они разбили на три фазы. По первой фазе должно было строиться жилье на часть денег, еще часть должно было каким-то образом пойти в кредиты. Какие кредиты? Каким образом? Какая программа? Какой банк будет реализовывать? Понятия ни у кого не было. И за три года понятие так и не появилось. Правительство Германии ждало, что как раз Украина в лице министерства предложит какую-то программу или хотя бы видение, как освоиться донорские средства. Три с половиной года все стояло на месте, и когда я пришел, мне казалось, что ситуация просто абсурдная. У нас есть огромная проблема с жильем, и на ее решение нам безвозвратно дают деньги, а мы не можем эффективно по-менеджерски решить этот вопрос.

За три месяца наша команда провела переговоры с донором, разобралась в причинах, предложила конкретные механизмы. А именно – первый транш не делить на части, а пустить на кредиты. В этот момент у нас уже была готова нормативная база под запуск программы Ипотека под 3%. И не нужно было придумывать велосипед. Предложили провести финансовый аудит. Держмолодьжитло в лице руководителя Сергея Комнатного было активно заинтересовано в реализации этой программы.

Я без особых проблем мог организовать встречи с заместителями министров различных ведомств, но никак не получалось пообщаться с руководителями банков. А тут Держмолодьжитло идет на встречу и готово на все, аудит – не проблема, заходите и делайте

Несмотря на рождественские и новогодние праздники (а в Германии дней на двадцать практически выпадают из трудового графика) в январе 2020-го были готовы все документы для подписания соглашения. А в следующем месяце был уволен Кабмин. Мы передали всю документацию в новое ведомство – в Министерство по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины. Популярно объяснил каждому замминистру, насколько этот вопрос важен и что фактически все готово для старта программы. Нужно только подписать соглашение. Прошло больше года, прежде чем подписи были подставлены. Долгожданная программа заработала.

Что мешало раньше запустить программу?

У партнеров в Германии была политическая воля в 2016 году. Эти средства были зарезервированы для нашей страны. Если бы мы в течение пяти лет не воспользовались этими средствами, то деньги «ушли» бы в другую нуждающуюся страну. Мы понимали, что времени в обрез, ведь из пяти лет уже прошло 3,5 года.

А почему подписание соглашения прошло только в феврале 2021 года, на это могло быть ряд объективных причин. Есть бюрократия, есть механизмы, которые действительно требуют времени. Точно сказать не могу, ведь я уже не занимался программой.

Справка Свои: Прием заявок на программу Ипотека под 3% для переселенцев возобновили с 17 мая. На это через Немецкий банк развития KFW Украине выделили безвозмездный грант в размере 25 миллионов евро. Сейчас в списке потенциальных претендентов на льготный кредит 8000 человек.

Насколько мне известно, правительство Германии неоднократно выступало донорам, помогая решить жилищный вопрос переселенцев.

Стоит поблагодарить их, это ключевой донор Украины. Каждый раз, общаясь с ними, я понимал, что эта поддержка может быть значительно больше. Они помогли не только в этом проекте, а еще с 2015 года финансируют жилищные программы. У нас есть Украинский фонд социальных инвестиций (УФСИ) и туда выделили два гранта по 9 млн евро. Запустили проекты УФСИ-5 и УФСИ-6. По первому гранту было реконструировали 17 объектов под социальные общежития и не только – и 640 переселенцев получили жилье. За второй грант реконструируют еще 13 объектов – и где-то столько же переселенцев будут с крышей над головой. Уже сейчас три объекта сданы, 29 переселенцев с жильем. Потенциально можно получить новый большой грант и запустить проект УФСИ-9: партнеры довольны, они видят прозрачные механизмы, в проекты привлекают своих международных консультантов.

Есть еще проекты Международной организации по миграции (МОМ), которые реализуют в Северодонецке и Краматорске. Опять же, и в этих двух городах помогает Германия и привлекли других доноров. Они могут сказать: «Смотрите, мы отдали столько-то денег и довольны, как эти средства освоили, механизм прозрачный. Помогите Украине».

В госбюджете на 2021 год не заложили деньги на жилищные программы для переселенцев, чем вызвали протест. Как вы это прокомментируете?

Знаете, у каждого министерства есть свои программы, и если вы спросите у чиновника о них, то я уверен, что на 99% получите ответ «Недостаточное финансирование». Нет нигде, чтобы финансирование было в полном объеме. Завтра не случится такого, что мы все резко станем богатыми, наполним под завязку бюджет страны – и на жилье для переселенцев выделят 20 миллиардов. Поэтому проблема «недостаток финансирования» будет всегда.

Но есть два ключевых момента. Первый: эффективный менеджмент. Тут вспоминаем, как немецкие деньги лежали без дела 3,5 года. Второй: прозрачный и понятный механизм

Также об имеющейся нормативно-правовой базе, об очереди, которая показывает количество нуждающихся в жилье переселенцев. Сейчас такого видения нет. Мы можем говорить приблизительно: официально зарегистрировано 1,46 млн переселенцев, а согласно опросам МОМ, 45% из них хотели бы принять участие в жилищных программах. Ориентировочно это 600 тысяч. Если эту цифру поделить на средний коэффициент семьи 2,5, то считайте, что 200 тысяч семей хотели бы принять участие в каких-либо жилищных программах.

Но это опрос. У нас не запущен электронный реестр переселенцев в том виде, в котором он должен быть. А в этом реестре должна быть информация о каждой семье, и тогда будет понимание, готова ли семья взять ипотеку, воспользоваться программой «Доступное жилье, где финансирование идет 50/50, или она нуждается в социальном жилье и могла бы платить только небольшую арендную плату.

Хорошо, что сейчас запущена ипотечная программа, и мы так или иначе должны воспринимать ее как пилотный проект. Потому что у нас хоть какая-то очередь появится. Что есть на данный момент? Мы знаем, что прошлую программу в декабре 2019-го зарегистрировалось около 8000 переселенцев. Мы знаем, что на «Доступное жилье» – примерно 13 тысяч. Где-то часть людей пересекается, дублируется. Больше у нас нет понимания, сколько же на самом деле переселенцев нуждаются в жилье. Когда у нас сформируется очередь и будут цифры, тогда мы можем общаться с донорами. И я вас уверяю, что они охотней будут давать деньги.

Но к программе льготного кредитования Ипотека под 3% многие скептически относятся. Из-за лотереи. И называют ее «ЛОХтерея».

Хочу еще раз акцентировать, что это безвозвратная помощь от Германии. Это не государственное финансирование. Это не те деньги, которые Украина должна будет отдавать Германии. Это немецкие партнеры пришли и сказали: «Мы готовы помогать с жильем, но мы хотим, чтобы все механизмы были прозрачны, справедливы и мы принимали участие в их разработке».

Изначально в 2019-м предлагал им дофинансировать конкретную программу – Ипотеку под 3%. Говорили о том, что уже есть очередь 8000 человек. Механизм прописан. Нужны только деньги. Партнеры в Германии сказали следующее, что они не принимали участие в формировании очереди, поэтому не могут до конца доверить деньги немецких налогоплательщиков. Все должно быть максимально прозрачно.

Это с одной стороны. С другой – есть вопрос справедливости. Мы же понимаем, что эти 25 миллионов евро – сумма небольшая. Думаю, что желающих на участие в программе будет больше, чем 20 тысяч. И мы понимаем, что этих денег хватит на то, чтобы в первые два года программой воспользовались 1000 человек (и еще около 2000 в следующие 20 лет). Кто будет эта первая тысяча? Непонятно. В нашем же случае, когда победителя будет выбирать лотерея, шансы есть у каждого. Хоть ты подал документы первым, хоть 2025-м. Абсолютно шансы у всех одинаковые.

Уверен, что механизм выбора будет прозрачным. Хочу еще раз подчеркнуть, что ни министерство, ни Держмолодьжитло, ни какой-либо государственный орган не имеет отношения к выбору победителей. Под программу был объявлен тендер, в котором принимали участие ведущие мировые компании. Выбран международный консультант, который согласовывает программное обеспечение и следит за прозрачностью отбора и этой программы. Выбор победителей будет проходить в прямом эфире, поэтому каждый сможет следить за лотерейным процессом.

Сами будете участвовать?

Я подал заявку еще на программу 3% – и автоматически перейду в новую. В декабре 2019-го на электронный адрес Киевского ипотечного центра отправил письмо. Как и все, кто активно следил за той программой, в 8:59 подготовил все документы и в ровно в девять утра нажал на кнопку «Отправить». Был 59-м, но до меня очередь не дошла.

Скажу честно, независимо от того, удастся ли мне решить свой жилищный вопрос в новой программе или нет, я продолжу заниматься общественной деятельностью и активно писать на своей странице в Фейсбук, разъяснять, давать интервью о жилищных программах. Кроме того, не перестану предлагать свои идеи и наработки всем профильным министерствам.

Условия программы – официальный доход. Это тоже прописал донор?

Все условия программы были прописаны при участии международных консультантов. Еще раз хочется ко всем обратиться с главным месседжем: программа Ипотека под 3% – это не халява. Это не государство вам дарит или покупает квартиру. Жилье вы постепенно покупаете сами. Это ипотека. Соответственно, ипотека не дается всем. Эта программа не для всех переселенцев. К сожалению, только для тех, кто платежеспособен и с официально подтвержденным доходом.

Вот 3 шага чтобы решить, подходит ли вам Ипотека под 3%

1. Сначала семья должна определиться с оптимальной квадратурой. Понятно, что все мы хотим 150 квадратов в Киеве, но давайте будем реалистами. Сможет ли семья с ребенком жить в однушке или все-таки нужна двухкомнатная квартира? Дальше нужно подсчитать, на какую квадратуру можно взять кредит.

Чтобы подсчитать, нужно 21 умножить на каждого члена семьи, который принимает участие в программе, плюс 10,5 на семью. Допустим, выходит 73,5 квадратов. Все понимают, что это может быть дороговато, но можно найти двушку площадью 50 квадратов, это если говорим о вторичном рынке. Потом должны перемножить квадратуру на максимальную допустимую стоимость по кредиту. Получилась определенная сумма.

2. Дальше – открыть сайты и помониторить объявления. Принять для себя решение – первичный или вторичный рынок. Это тоже важно. Понятно, что каждому хотелось бы купить квартиру на первичке в новострое, но тогда нужно прикинуть, а есть ли деньги на первоначальный взнос, на ремонт и еще аренду квартиры на его время.

3. И потом понять, сколько будет ежемесячный платеж: нужно взять всю сумму кредита и разбить ее на период, на который хотите взять кредит (максимально на 240 месяцев или 20 лет) и получить ежемесячный платеж по телу кредита. К телу кредита добавить 3% годовых – и в итоге получается сумма, которую нужно будет ежемесячно оплачивать. Можно сравнить: сколько сейчас платите аренду, а сколько нужно будет платить по кредиту. Еще рекомендую подумать о плюсах вторичного рынка – сразу заехал и живи.

Если это все подходит, тогда второй вопрос. Как с платежеспособностью? Здесь учитываются все официальные доходы. Если их не хватает, нужно воспользоваться возможностью поручителя

Официальный доход – это те доходы, которые можно подтвердить справка. Например, зарплата и пенсионные выплаты. Переселенческие выплаты не считаются официальным доходом. К слову, помощь от государства человек перестанет получать сразу после того, как оформит кредит. Депозит тоже не считается доходом.

Официальный доход или поручитель. А если нет ни того, ни другого?

Других вариантов нет. Можно устроиться на работу с официальным доходом, проработать шесть месяцев и податься на программу. Или открыть ФОП и там показать хороший доход. Время еще есть, ведь программа рассчитана минимум на два года. За этот срок Держмолодьжитло должно освоить эти средства.

А что делать пенсионерам?

Люди пенсионного возраста не могут взять кредит. Остается только одно – требовать от государства программу конкретно для этих людей. Либо мониторить информацию о наличии свободного жилья – и ехать туда (имеется в виду реконструированные здания в рамках УФСИ). Пенсионеры менее привязаны к месту работы, поэтому можно рассмотреть вариант переезда в другой город или другую область.

По поводу временного жилья для переселенцев в Киеве. Нам написала вдова с тремя детьми, у нее дочь с инвалидностью. У них перспектива остаться с детьми на улице. Что делать в такой ситуации и на кого рассчитывать?

Мне в личку в соцсетях пишут много переселенцев – и где-то половина сообщений примерно такого характера. И в министерство где-то 90% таких писем приходило. Для меня это была не новость, потому что я четыре года работал с переселенцами, не понаслышке знаю об их проблемах. По сути, и программ-то никаких для этой категории людей нет. Есть УФСИ, который реконструирует жилье, и там кое-где бывают свободные места. Где-то местные власти пытаются частично решить этот вопрос. И таких городов немного, среди них Мариуполь.

Должна быть государственная стратегия, за разработку которой возьмется профильное министерство. Есть переселенцы, которые могут купить жилье и есть те, кто не может.

Так вот, для вторых нужно жилье строить и реконструировать за счет средств государственного и местного бюджетов, а также доноров. Есть успешные пилотные проекты УФСИ, еще проекты в Краматорске и Мариуполе

Должны ли бесплатно давать это жилье? Я думаю, что или бесплатно, или стоимость аренды не должна превышать ту помощь, которую государство дает семье на аренду жилья. Например, семья из двух пенсионеров, от государства они получают 2000 гривен. Предоставьте им жилье, которое будет не дороже этой суммы. Считаю, что должна быть разработана комплексная программа, которая в том числе будет включать в себя и решение жилищных проблем малообеспеченных переселенцев.

«Жилье – это самая большая боль»

Как вы оцениваете работу Министерства реинтерграции и временно оккупированных территорий сейчас?

По моему мнению, работу министерства должны оценивать непосредственно бенефициары, а в данном случае это переселенцы. Если я буду говорить, что сейчас там делают что-то правильно или неправильно, то у переселенцев не будет доверия к министерству. Могу сказать, что они продолжают нашу политику, те основные моменты, которые мы заложили в 2019 году, в частности ипотечное кредитование за немецкие деньги. Впервые в бюджете заложили средства на компенсацию за разрушенное жилье. Мы заложили первые 20 миллионов – и деньги тогда освоили. Новая команда на следующий год в бюджете тоже заложила средства. Считаю, что это очень важная программа для тех, кто остался без крыши над головой.

Есть на данный момент в Верховной Раде люди, которые продвигают переселенческие темы?

Конечно, но их мало. С ними я познакомился как раз в 2019 году, когда шла активная подготовка к реализации кредитной программы. Это Дмитрий Лубинец (глава комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий – Свои), депутаты от «Слуги народа» Тарас Тарасенко и Алексей Кузнецов, достаточно активный депутат от «Голоса» Рустем Умеров.

Я могу сказать с уверенность: чтобы заработала любая программа, чтобы были внесены изменения в бюджет, чтобы вообще что-то двигалось, для этого нужен постоянный драйвер, а лучше несколько. Ими могут быть чиновники министерства или народные депутаты, которые будут тему продвигать.

Есть месседжи, что правительство не финансирует жилищные программы в надежде, что переселенцы в скором времени все-таки уедут домой. Что скажете об этом?

Мне трудно отвечать за правительство… Во время встречи с послом Грузии в Украине, он дал дельный совет: «Не совершайте тех ошибок, которые долго время совершало грузинское правительство. Мы думали, что сейчас конфликт закончится – и переселенцы уедут. Поэтому относились к ним, как к людям на чемоданах. Но потом, через время, поняли, что конфликт будет затяжной – и нужно уже сейчас решать проблемы переселенцев». Я изначально, еще в 2014 году понимал, что война надолго. Жизнь идет, и проблемы людей нужно решать здесь и сейчас.

Вы рассказывали о том, что ездили в Грузию. Считаете, что украинскому правительству необходимо перенять опыт грузинских коллег в решении жилищных проблем переселенцев?

Безусловно, мы должны следить за тем, как решался жилищный вопрос в других странах, и рассмотреть все плюсы и минусы. Много и часто говорю о Грузии, потому что там был. Среди очевидных плюсов есть и негативные моменты. Например, переселенцам выдавали деньги на покупку жилья, но не все их использовали по назначению. Кто-то на выделенные средства оплатил учебу или купил автомобиль, другим они понадобились на восстановления здоровья. В итоге деньги потрачены, а жилищный вопрос не решен.

Что касается позитива, в отличие от нас, в Грузии запустили около девяти программ. Нужно понимание, какие программы смогут быть реализованы у нас. Опыт каждой страны уникален. По моему мнению, нужно запускать пилотный проект, под него выделить финансирование – либо донорское, либо государственное, посмотреть, насколько этот проект успешно реализовывается, а потом уже на него искать дополнительные средства. Поэтому, если мы говорим о Грузии, там 275 тысяч переселенцев, из них чуть больше половины за 20 лет обеспечены жильем.

В Грузии еще есть программа, в рамках которой переселенцам покупается квартира. Не выдача денег, а выдача жилья и не просто так, а согласно балльной системе. Подобная программа реализуется в Мариуполе. Но это не придумано местными чиновниками, а это прописано в постановлении Кабмина №582 .

К слову, в балльной системе есть опять же и плюсы, и минусы. Бальная система дает возможность незащищенным слоям населения получить наибольшее количество баллов, чтоб воспользоваться жилищной программой. Это я сейчас говорю об Украине и Мариуполе в частности. С другой стороны – местным громадам интересно, чтобы они обеспечивали жильем за свои средства еще и работоспособных людей.

Они не могут заселить только пенсионеров, платить им пенсию и социальные выплаты. А кто работать будет?

Поэтому нужно выработать наиболее оптимальный механизм, например, давать определенное количество баллов тем специалистам, в которых нуждается ваш город. И если город взял субвенцию от государства в размере 50 или 70%, то может хотя бы мэры давали жильем переселенцам, имеющих ту специальность, в которой нуждается тот или иной населенный пункт. А если говорим о сто процентной субвенции от государства, тогда бальная система остается и давать жилье необходимо наиболее незащищенным слоям населения.

У какой из программ были хорошие задатки для дальнейшего развития при стабильном финансировании? Почему?

К сожалению, программ не так уж и много. Если говорим о государственных программах, то их всего две. «Доступное жилье» с равным финансированием: половину средств дает государство, еще столько же – покупатель. Считаю, программа могла бы быть достаточно успешной. Начиная с 2017-го, 890 семей получили жилье. Считаю, что программа могла вполне могла бы дальше работать, но два года нет финансирования. Есть, конечно, объективные причины, это ковид. Но хотелось, чтобы на следующий год средства на эту программу были заложены.

Естественно, может работать и программа «Ипотека под 3%». Можно искать средства, чтобы дофинансировать эту госпрограмму либо финансировать новую донорскую программу, которая на 95% похожа на ту, которую мы запустили в 2019-м.

Общаясь с вами. Понимаю, насколько вы глубоко в теме. Интересно, почему для вас не нашлось места в реорганизованном министерстве?

Мне трудно ответить на этот вопрос. Я общался с новой командой министерства, предложил все свои наработки, свое видение, что нужно делать, как нужно дальше решать проблемы, какие из них первоочередные. Общался и с замминистрами, которые есть сейчас, и с вице-премьером Алексеем Резниковым.

Знаете, когда мы пришли в сентябре 2019-го в министерство, нам никто ничего не передал. Ни министра Черныша, ни его заместителей не видел в глаза. Не было людей, которые бы нам могли сказать: «Вот, смотрите, мы работали по таким-то направлениям и сделали это и то, что-то нам удалось сделать лучше, а что-то хуже». Такого не было.

Что касается нашей команды, то мы передали все свои наработки, можно так сказать, отчитались о проделанной работе и предложили вместе развивать жилищные программы. Могу сказать, что мы поступили правильно

Вот мое мнение, как в принципе должны работать министерства. Есть министерство ветеранов и министерство, которое занимается переселенцами. У них есть конкретная целевая аудитория, то есть они должны как минимум решать их проблемы. У нас чиновники получают зарплаты из налогов, которые платят, в том числе и переселенцы. Тем, кто вынужден был из-за войны покинуть свои дома, по сути не важно, кто возглавляет министерство. Есть ряд проблем, пожалуйста, ребята, помогайте их решать. Были бюрократические проблемы, связанные с очередями в Управлениях соцзащиты для получения переселенческой справки. Сейчас проблемы, связанные с пересечением линии разграничения. Пожалуйста, сделайте так, чтобы людям не приходилось более суток тратить на дорогу. Есть нормативные базы, есть проблемы устроить ребенка в детский сад или в школу. Есть проблемы социальных выплат.

И жилье!

Да, это самая большая боль. И я как переселенец обращаюсь к руководству страны, депутатам и чиновникам из министерства: решайте эту проблему!

Источник

Вам також буде цікаво

Залишити відповідь